Иван Михайлович Заикин (5 ноября 1880, село Верхнее Талызино Симбирской губернии — 22 ноября 1948, Кишинёв) — российский борец, авиатор, артист цирка. Сценическое имя — Капитан воздуха и Король железа.

Биография:

Начало пути

Родился 5 ноября 1880 года в селе Верхнее Талызино Симбирской губернии. Жизненную дорогу прошел по торному пути. Детство и юность — нужда и нищета. Работать пришлось с 12 лет. В юношеские годы мечтал стать таким же сильным, как отец — известный на Волге кулачный боец.

Вскоре удача улыбнулась ему, когда попал на работу к купцам-миллионерам братьям Меркульевым в Царицыне, где они содержали атлетическую арену. Из этой арены и пошел в «люди» чемпион-борец Иван Заикин.

В 1904 году Меркульевы послали его на всероссийский любительский чемпионат, где по гирям Заикин выиграл первый приз. С этого года он и стал профессиональным атлетом и борцом. Борцовский дебют его состоялся в Твери.

Вместе с Иваном Поддубным

Иван Михайлович считался учеником Ивана Поддубного. Многие сильные борцы, встретившись с этим чемпионом-чемпионов — Поддубным, потом избегали этого «удовольствия». Борец Заикин встречался с Иваном Максимовичем на ковре 15 раз, начиная с Воронежа в 1904 году до Тифлиса в 1916 . Поддубный, как известно, учил по простому методу: «За одного битого двух небитых дают».

Схватки у них проходили по-разному. В Орле 7 февраля 1905 года её описывали так: «…Боролись Поддубный с Заикным в швейцарской борьбе („на поясах“). Поддубный поднял Заикина, взял „на мельницу“ и бросил на лопатки. Это была у них первая схватка.»
На первенстве мира 1908 года в Париже Заикин и Поддубный, победно справившись со своими соперниками, отодвинув их на второй план, встречались в финальной схватке. Продолжалась она 66 минут. После такого изнурительного поединка вперед вышел Поддубный.

Упорно проходил между ними поединок в марте 1909 года в Санкт-Петербурге в Новом цирке. Вот как его видели и оценили спортивные комментаторы того времени и оставили на память новому поколению борцов: «Нападение ведут поочередно оба противника. На 12 минуте Поддубный переводит Заикина в партер. Идет напряженная борьба. Приемы почти исключительно силовые. На 47 минуте Заикин с изумительной силой выходит из партера и стремительно атакует своего могучего противника. Положения то и дело меняются. Оба борца проявляют большую силу и прекрасную школу. Финал борьбы отличается исключительной красотой. На 56 минуте Поддубный вновь переводит Заикина в партер, берет его на задний пояс и бросает. Заикин уходит пируэтом, хватает Поддубного задним поясом и, сделав мельницу, бросает его в партер с целью положить на лопатки. Поддубный через мост уходит с партера и моментально ловит соперника на бра-бруле и укладывает его на лопатки». Из 15 схваток Заикин 10 проигрывает, а пять сводит в ничью.

Кроме собственно борцовских схваток Заикин выступал и с атлетическими номерами. Он носил по арене на спине якорь на 25 пудов, бочку на 40 ведер воды, поднимал гриф с десятком зрителей и т. д. Он ложился на арену, а по доскам на его груди проезжал автомобиль с пассажирами. На плече Ивана гнули двутавровую балку, а из листового железа он вил галстуки. С этими номерами он гастролировал в Европе, Африке, Америке и даже Австралии.

Знаменитость

Разносторонний человек, дружил с Куприным, Горьким, Шаляпиным, Блоком, Алексеем Толстым, Каменским…
Заикин также дружил с Распутиным. С ним он познакомился через царицынского священника Илиодора. Того, который строил Свято-Духов монастырь. А когда Распутина ранила ножом жительница Царицына Хиония Гусева, Заикин послал ему письмо: «Молю Бога об укреплении вашего душевного и физического здоровья».

Авиатор

Однажды на гастролях в Одессе он увидел, как в небе парит аэроплан, и решил, что обязательно станет авиатором. В то время летчиков в России можно было по пальцам пересчитать. На показательных полетах можно было заработать, и спонсорами Заикина стали одесские купцы Пташниковы.
Атлет прошел курсы авиаторов во Франции. В 1910 году Иван Заикин совершает серию показательных полетов по городам России на самолете , принадлежавшем Пташниковым. Его манил риск, новые ощущения в авиации. И, возможно, он продолжил бы успешную карьеру воздухоплавателя, если бы не роковое случайное обещание покатать на хрупком аэроплане знакомого писателя Куприна, обладателя такой же крупной фигуры и большого веса.

Они встретились вновь в Одессе, где Заикин выступал уже не как атлет, а в качестве авиатора. Выписывал круги над аэродромом на радость публике, катал храбрецов. На трибуне оказался и писатель Куприн.

«В это время, Бог знает почему, я поднял руку кверху и помахал кистью руки. Заметив это, Заикин наивно и добродушно размял толпу, подошел ко мне и сказал: „Ну что ж, Лексантра Иваныч, полетим?“ — напишет позже чудом спасшийся автор „Олеси“ и „Гранатового браслета“ в своем очерке „Мой полет“.

Кто-то нацепил на писателя меховую шапку, и вот уже Заикин с Куприным идут к аэроплану. Взлетели, поворот и вдруг …

„Сначала я видел Заикина немножко ниже своей головы. Вдруг я увидел его голову почти у своих колен. Ни у меня, ни у него (как я потом узнал) не было ни на одну секунду ощущения страха. Я каким-то странным равнодушным любопытством видел, что нас несет на еврейское кладбище, где было на тесном пространстве тысяч до трех народа…“ — рассказывал Куприн.

В этот момент Заикин круто повернул, уводя аэроплан от толпы, решив, очевидно, пожертвовать двумя жизнями, но спасти ещё несколько. Упади аэроплан в зрителей, жертв было бы не избежать.

К счастью, и пилот, и пассажир остались живы. Но в небо Заикин больше не поднялся. Спонсоры Пташниковы забрали его летательный аппарат, несостоявшийся авиатор вынужден был вернуться на арену. А писатель Куприн ещё долго корил себя и принародно признавался, что он и только он один виноват в крушении аэроплана, и надеялся, что Заикин не обижается на него.

Последние годы

С 1928 года и до конца жизни жил в Кишинёве, в Бессарабии, тогда принадлежавшей Румынии, и присоединённой в 1940 году к СССР. Организовал «Спортивную арену» — ансамбль профессиональных атлетов-борцов. Их выступления, проходившие на территории Бессарабии и Румынии (в Кишинёве, Оргееве, Ганчештах, Яссах, Галаце), носили зрелищно-просветительскую направленность. Великолепно сложенные, сильные и ловкие богатыри были прекрасными агитаторами физической культуры и здорового образа жизни. 20 июля 1930 года во время исполнения трюка «Живой мост» в Ганчештах получил серьёзную травму плеча и головы; другую серьёзную травму перенёс в Плоештах.[3][4] Принял участие в борцовском турнире 1934 года в Риге.

В декабре 1945 г., когда отмечалось 60-летие отечественной атлетики, знаменитый богатырь был приглашен на чествование в Ленинград. Здесь произошла его встреча со знаментым борцом и арбитром И. В. Лебедевым, которая произвела на зрителей неизгладимое впечатление. В 1948 г. 22 ноября на 69-м году жизни Иван Михайлович Заикин скончался. Похоронен на Центральном Всесвятском кладбище (ныне — «Армянское кладбище») в Кишинёве. В памяти благодарных потомков остался пионером авиации, ярчайшим представителем отечественной атлетики.
Спортивные достижения[править | править исходный текст]

Чемпион России по тяжелой атлетике (1904), двукратный чемпион мира по французской борьбе (1908;1913).
Антропометрические данные[править | править исходный текст]
рост — 186 см,
вес — 120 кг,
окружность грудной клетки — 128 см,
шея — 49 см,
бицепс — 43 см,
предплечье — 35,5 см,
бедро — 67 см.
Память[править | править исходный текст]

Воздухоплаватель (фильм) — советский художественный фильм, биографическая драма о русском борце Иване Заикине. (Режиссёр Анатолий Вехотко; в роли Ивана Заикина Леонард Варфоломеев)
В доме, где он жил в Кишинёве, был открыт музей. А улица Каменоломная, на которой находился дом, стала улицей Заикина. В 2010 году Молдавия выпустила почтовую марку с изображением И. Заикина.
Семья[править | править исходный текст]

Племянница И. Заикина Тамара Моргунова была замужем за физиком, академиком АН Молдавской ССР Тадеушем Малиновским (1921—1996).[5]
Мнения современников[править | править исходный текст]

Популярность борца Заикина была огромной. Как вспоминает его ученик, цирковой атлет В. Херц: «Огромная, из ряда вон выходящая сила Заикина, его высочайшее мастерство, артистичность и неотразимый шарм неизменно обеспечивали ему громкий успех». Когда дело шло о принципиальных, буровых схватках, Заикин не шёл ни на какие компромиссы.

А. Куприн, друживший с Иваном Михайловичем, писал в журнале «Геркулес»: «Всякий вид спорта должен заключать в себе хотя бы оттенок риска, пренебрежения к боли и презрение к смерти». Всего этого хватало в судьбе борца-авиатора И. М. Заикина!

Очень высоко его оценивал знаток борьбы И. В. Лебедев: «Один из умнейших борцов мира, беспощадный в борьбе и пользующийся своей колоссальной силой в такие моменты, когда противник менее всего ожидает его нападение... Страшно силен, очень ловок и очень хитёр в борьбе».

Художник Цитович 15 августа 1920 года, в год 40-летия И. М. Заикина, в альманахе «Гималаи» (г. Сингапур), под репродукцией своей картины, где был изображен пахарь-богатырь написал: «Иван Заикин, вышедший из самой толщи великого русского народа, сам является его ярким, как бы символическим, отражением: нечеловеческая сила, львиная смелость, острая сметка, несокрушимая энергия и во всем широкий размах — сочетались в нём с душой нежной и открытой, с сердцем кротким, смиренным. От того и люб так Заикин русскому народу...»
Интересные факты

В 1909 году в цирке Чинизелли боровшийся там знаменитый чемпион поляк Станислав Збышко-Цыганевич сделал вызов всем борцам: «Кто устоит против меня полчаса, тому плачу 500 рублей». Заикин принял вызов. Станислав Збышко, как не старался, ничего не мог сделать с Заикиным. Только раз ему удалось взять Ивана на передний пояс, но тот силой спины моментально разорвал захват своего могучего соперника. Схватка закончилась вничью, и Заикин выиграл 500 рублей.

Несмотря на очень трудное начало жизни, Иван Михайлович не вырос мрачным человеком, который борется с «челом нахмуренных бровей». Вот что о нём рассказывали очевидцы: «Высокого роста, пропорционально сложенный, с мощной борцовской мускулатурой без рельефа. Постоянно добродушное выражение на широком лице со светлыми бровями и весёлыми серо-зелёными глазами хорошо гармонировало с общей манерой борьбы Заикина — без суеты, с плавными движениями рук, с неизменным движением вперёд на противника. Лишь в решительный момент происходило едва уловимое, как взрыв, молниеносное движение — и противник лежал на лопатках».